Иисусова молитва от серафима саровского - Florischi.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Иисусова молитва от серафима саровского

“Бдите и молитеся, да не внидете в напасть”

“Бдите и молитеся, да не внидете в напасть”, сказал Господь ученикам Своим. (Мф. 26:41)

«В чем застану, в том и сужу», – говорит Господь. Горе, великое горе, если застанет Он нас отягощенными попечением и печалями житейскими, ибо кто стерпит гнев Его и против лица Его кто станет!Вот почему сказано: «бдите и молитесь, да не внидите в напасть» (Мк.14:38), то есть да не лишитеся Духа Божия, ибо бдение и молитва приносит нам благодать Его.
Конечно, всякая добродетель, творимая ради Христа, дает благодать Духа Святого, но более всего дает молитва, потому что она всегда в руках наших, как орудие для стяжания благодати Духа. На нее всякому и всегда есть возможность. “Беседа преподобного Серафима с Н. А. Мотовиловым. О цели христианской жизни”

( О трезвении и молитве, апостасия и глобализация в мире, материалы, факты, видео, православные публикации. Святые Отцы о последних временах.)

Наставления преподобного Серафима Саровского об Иисусовой молитве

Преподобный Серафим Саровский заповедал новоначальным, согласно существовавшим обычаям в Саровской обители, непрестанно творить Иисусову молитву.

«При молитве – поучал блаженный старец, – внимай себе, т.е. собирай ум и соединяй его с душею. Сначала день, два и более твори эту молитву одним умом раздельно, внимая каждому слову особо. Когда Господь согреет сердце твое теплотою благодать Своея, и соединит тебя во един дух, тогда потечет в тебе эта молитва непрестанно, и всегда будет с тобою, наслаждая и питая тебя.434 Это-то и значат слова, сказанные пророком Исаиею: роса, яже о Тебе исцеление им есть (Ис. 26:19).

Когда же будешь содержать в себе эту пищу душевную, т.е. беседу с Господом, то зачем ходить по келиям братии, хотя кем и будешь призываем? Истинно сказываю тебе, что празднословие есть и празднолюбие. Если себя не понимаешь, то можешь ли рассуждать о чем и учить других? Молчи, непрестанно молчи; помни всегда присутствие Бога и имя Его.

Ни с кем не вступай в разговор, но вместе с тем остерегайся и осуждать разговаривающих и смеющихся. Будь в этом случае глух и нем. Что бы о тебе ни говорили, все пропускай мимо ушей. В пример себе можешь взять Стефана Нового, которого молитва была непрестанна, нрав кроток, уста молчаливы, сердце смиренно, дух умилен, тело с душею чисто, девство непорочно, нищета истинная и нестяжание пустынническое; послушание его было безропотливое, делание – терпеливо, труд – усерден. Сидя за трапезой, не смотри и не осуждай, сколько кто ест, но внимай себе, питая душу молитвою».435

Преподав это наставление новоначальному иноку, жизнь которого проходила в монастырских трудах, Преподобный воспрещал ему преждевременное безрассудное стремление к жительству умозрительному и к возвышенной молитве. «Всякому, – говорит он, – желающему проходить жизнь духовную, должно начать с деятельной жизни, а потом уже переходить к умозрительной, потому что без деятельной жизни в умозрительную придти невозможно. Деятельная жизнь служит к очищению нас от греховных страстей и возводит нас на степень деятельного совершенства, а тем самым пролагает нам путь к умозрительной жизни.

К сей могут приступать только очистившиеся от страстей и стяжавшие полное обучение в деятельной жизни, как это можно видеть из слов Священного Писания: блажени чистии сердцем яко тии Бога узрят (Мф. 5:8) и из слов святого Григория Богослова: к умозрению могут приступать только совершеннейшие по своей опытности (в деятельной жизни). К умозрительной жизни должно приступать со страхом и трепетом, с сокрушением сердца и смирением, со многим испытанием Святых Писаний и под руководством искусного старца, если только можно такового найти, а не с дерзостью и самочинием. Дерзостный и презорливый, 436 по словам Григория Синаита, не по достоинству своему взыскав (высокого духовного состояния), с кичением усиливается достигнуть его преждевременно. И опять: если кто мечтает по мнению достигнуть высокого состояния, а стяжал желание сатанинское, а не истинное, того диавол уловляет мрежами, как слугу своего».437

Преподобный Серафим считал, что всем инокам, не исключая и новоначальных, нужно проводить внимательную жизнь и упражняться в непрестанной молитве, которая делает инока причастником благодатных дарований и приближает к Богу. «Благодатные дарования, – говорил преподобный Серафим, – получают только те, которые имеют внутреннее делание и бдят о душах своих.438 Истинно решившиеся служить Богу, должны упражняться в памяти Божией и непрестанной молитве ко Господу Иисусу Христу, говоря умом: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго. Таковым упражнением, при охранении себя от рассеянности и при соблюдении мира совести, можно приблизиться к Богу и соединиться с Ним. Иначе как непрестанною молитвою, по словам св. Исаака Сирского, приблизиться к Богу мы не можем».439

Кроме приведенных слов, делателю Иисусовой молитвы могут быть весьма полезны следующие советы преподобного Серафима:

1) Чтоб лучше избегать рассеянности, преподобный советовал в Церкви стоять с закрытыми глазами и открывать их только тогда, когда будет одолевать сон. Тогда, советует преподобный, обращать взор к святым иконам, что служит возбуждением к молитве и охраняет от рассеянности.440

2) Желающему проводить внимательную жизнь преподобный Серафим советует не внимать посторонним слухам, от которых голова наполняется праздными и суетными помышлениями и воспоминаниями, не обращать внимания на чужие дела, не думать и не говорить о них; избегать собеседований, вести себя странником; встречающихся отцов и братий приветствовать поклоном молча и хранить себя от внимательного воззрения на них.441

Епископ Игнатий считал, что способы занятия умным деланием, предложенные священноиноком Дорофеем и преподобным Серафимом Саровским, тождественны со способом святого Иоанна Лествичника. Но способ Иоанна отличается особенною ясностию и определенностию. Признавая назидательность совета священноинока Дорофея и наставлений преподобного Серафима Саровского, епископ Игнатий предлагаем во всеобщее употребление не только живущим в монастырях, но и посреди мира способ умного делания св. Иоанна Лествичника. «Этот способ, – пишет он, – не может быть устранен: устранение его из молитвы было бы устранением из нее внимания, а без внимания молитва – не молитва. Она мертва! Она – бесполезное, душевредное, оскорбительное для Бога пустословие! Внимательно молящийся непременно молится более или менее этим способом. Если внимание умножится и усилится при молитве, непременно явится образ моления, предлагаемый божественным Иоанном. »Проси плачем, – говорит он, – ищи послушанием, толцы долготерпением: тако просяй приемлет и ищай обретает и толкущему отверзается (Мф. 7:8).442

Способы умного делания предложенные святыми отцами для безмолвников

Пред тем, как изложить учение святых отцов об умном делании, епископ Игнатий предупреждает читателя, что деятельное следование наставлениям, данным отцами для преуспевших, небезопасно для новоначальных: те, кто, поверхностно ознакомясь с предлагаемыми учениями, примет на себя делание, несвойственное себе, непременно понесет тяжкий душевный вред. В подтверждение этих слов Владыка ссылается на св. Григория Синаита, который в своем сочинении, написанном для преуспевшего безмолвника Лонгина, говорит: «Иное дело – безмолвия, и иное – общежития. Каждый, пребывая в том жительстве, к которому призван, спасается. И потому я опасаюсь писать по причине немощных, видя, что жительствуешь посреди их: ибо всякий, проходящий излишне усиленный подвиг молитвы от слышания или учения, погибает, как не стяжавший руководителя».443

Молитвенное правило прп. Серафима Саровского

Отче наш. Молитва Господня *

(Прочесть трижды в честь Пресвятой Троицы)

Отче наш, Иже еси на небесе́х! Да святится имя Твое, да прии́дет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси́ и на земли́. Хлеб наш насущный да́ждь нам дне́сь; и оста́ви нам до́лги наша, якоже и мы оставляем должнико́м нашим; и не введи нас во искушение, но изба́ви нас от лукаваго.

Перевод: Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе. Хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.

Богородице Дево, радуйся

Богоро́дице Де́во, ра́дуйся, благода́тная Мари́е, Госпо́дь с Тобо́ю, Благослове́нна Ты в жена́х и благослове́н Плод чре́ва Твоего́, я́ко Спа́са родила́ еси́ душ на́ших.

Перевод: Богородица Дева Мария, исполненная благодати Божией, радуйся! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами и благословен Плод, Тобою рожденный, потому что Ты родила Спасителя душ наших.

Символ веры

Верую во еди́наго Бога Отца, Вседержителя, Творца не́бу и земли, видимым же всем и невидимым. И во еди́наго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единоро́днаго, И́же от Отца рожде́ннаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожде́нна, несотворе́нна, единосущна Отцу, Им же вся бы́ша; нас ради человек и нашего ради спасения сше́дшаго с небес, и воплоти́вшагося от Духа Свя́та и Марии Девы, и вочелове́чшася; Распя́таго же за ны при Понти́йстем Пилате, и страдавша, и погребенна; и воскре́сшаго в третий день, по Писанием; и восше́дшаго на небеса, и седя́ща одесну́ю Отца; и па́ки гряду́щаго со славою суди́ти живым и мертвым, Его́же Царствию не будет конца. И в Духа Святаго, Господа, Животворя́щаго, Иже от Отца исходящаго, Иже со Отцем и Сыном спокланя́ема и ссла́вима, глаголавшаго пророки. Во Еди́ну, Святу́ю, Соборную и Апостольскую Церковь. Испове́дую еди́но Крещение во оставле́ние грехов. Ча́ю воскресе́ния мертвых. И жизни будущаго века. Аминь.

Перевод: Верую во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимого и невидимого. (Верую) и во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единородного, рожденного от Отца прежде всех веков; Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, не созданного, одного существа с Отцом, через Которого все сотворено; Для нас людей и для нашего спасения сшедшего с небес, принявшего плоть от Духа Святого и Марии Девы, и сделавшегося человеком; Распятого же за нас при Понтии Пилате, страдавшего и погребенного; И воскресшего в третий день, согласно с Писаниями (пророческими). И восшедшего на небеса и сидящего справа от Отца; И опять имеющего прийти со славою судить живых и мертвых, царству, Которого не будет конца. (Верую) и в Духа Святого, Господа, подающего жизнь, исходящего от Отца, поклоняемого и прославляемого равно со Отцом и Сыном, говорившего через пророков. (Верую) и во Единую, Святую, Соборную (Вселенскую) и Апостольскую Церковь. Исповедую одно Крещение во оставление грехов. Ожидаю воскресения мертвых. И жизни будущего века. Истинно так.

Иисусова молитва

(Читается тихо во время работы, дома или в пути до обеденного времени)

Го́споди Иису́се Христе́, Сы́не Бо́жий, поми́луй мя́, гре́шнаго (или грешную).

Или кратко: Г ́осподи поми́луй.

Молитва Пресвятой Богородице

(Читается после обеда и до отхода ко сну)

Пресвята́я Богоро́дице, спаси́ мя гре́шнаго (ую).

* Пояснение к правилу

Прп. Серафим Саровский преподавал следующее молитвенное правило:

«Восставши от сна, христианин, став перед св. иконами, пусть прочитает:
— молитву Господню «Отче наш» трижды, в честь Пресвятой Троицы,
— потом песнь Богородице «Богородице Дево, радуйся» также трижды и
— Символ веры единожды.
Совершив это правило, пусть занимается каждый своим делом, на которое поставлен или призван.
Во время же работы дома или в пути куда-нибудь, пусть тихо читает Иисусову молитву: «Господи Иису́се Христе́, Сы́не Бо́жий, поми́луй мя гре́шнаго (ую)», а, если окружают его другие, то, занимаясь делом, пусть говорит умом только: «Господи поми́луй», и продолжает до обеда. Перед самым же обедом пусть совершает вышеуказанное утреннее правило. После обеда, исполняя свое дело, пусть читает тихо: «Пресвята́я Богоро́дице, спаси́ мя гре́шнаго (ую)», и это пусть продолжает до самого сна.
Отходя ко сну, всякий христианин пусть снова прочитает вышеуказанное утреннее правило; после того пусть засыпает, оградив себя крестным знамением».

Читайте также:  Молитва о благе в жизни

Тем, кому по разным обстоятельствам невозможно выполнять и этого малого правила, прп. Серафим советовал читать его во всяком положении: и во время занятий, и на ходьбе, и даже в постели, представляя основанием для того слова Писания: «всякий, кто призовет имя Господне, спасётся».

Преподобный Серафим Саровский (+ВИДЕО)

Проект «Лето Господне»

19 июля / 1 августа Церковь чтит преподобного Серафима Саровского. О духовных заветах и уроках святого, столь важных для нас сейчас, рассказывает протоиерей Артемий Владимиров.

Приветствую вас, дорогие друзья, в день преподобного Серафима Саровского, всея России Чудотворца, светила русской истории, Русской земли, Русской Церкви!

Позвольте задать вам вопрос: каково главное отличие современников от преподобного Саровского подвижника? Что преимущественно свойственно душе и лицу человека XXI столетия, живущего в России? Обобщение всегда хромает, это бесспорно, но, наблюдая и за собой, и за окружающими меня людьми, я сказал бы, что наши современники всегда или преимущественно пребывают в состоянии волнения, внутреннего неспокойствия, кружения мыслей и чувств, которые беспорядочным вращением влекут иногда нас и сбивают с созидательного русла, по пословице «дурная голова ногам покоя не дает».

Переменчивость нрава, совершенно противоположные друг другу эмоциональные состояния – то буйной радости, то глубокого уныния, а главное – несчастная способность – благоприобретенная, конечно, – терять спокойствие, равновесие душевных и телесных сил, раздражаться по пустякам, впадать в состояние смешной, а на самом деле отвратительной для ангелов обиды и обидчивости – вот диагноз, который каждый из нас, хотя бы при минимуме самокритичности и наблюдательности, может приписать себе самому.

Из сказанного следует, дорогие друзья, что память преподобного Серафима Саровского, его жизненный опыт, духовные уроки, которыми он делится, просто взирая на нас с присущей ему ангельской полупечальной, полурадостной улыбкой с его древних и современных икон, драгоценны, как воздух. Несмотря на известность завета, который преподобный Серафим оставил нам, своим соотечественникам, духовным детям: «Стяжи мир, и тысячи вокруг тебя спасутся», на поверку из моих собеседников, включая меня самого, может, лишь 5% из 100 когда бы то ни было принимали этот совет серьезно, как руководство к действию. Вот почему сегодня мы простираем наши дрожащие от волнения, стрессов, сердечных перебоев руки к преподобному Серафиму и просим его походатайствовать за нас перед Престолом Господа Вседержителя, пред Царицей Небесной, служителем Которой он, преподобный Серафим, себя смиренно сознавал, чтобы и на нас снизошла теплая лазурь Божественной благодати, наставляющая каждого христианина на благочестивое, праведное и целомудренное жительство, как об этом говорит святой апостол Павел в одном из своих посланий. Именно благодать, истекающая потоком живой воды от Христа Воскресшего через таинства Церкви, одна поможет нам, если мы очень этого захотим, если уразумеем, как идти к Богу, если примем на вооружение все средства, предлагаемые преподобным Серафимом.

Именно благодать Божия может нас изменить, пересоздать. Из людей тревожных, нервных, недоброжелательных, раздражительных, злых, злопамятных, обидчивых, мстительных, неуживчивых, а потому просто глупых и недалеких, сделать нас чуть-чуть смиренными, немного кроткими, миролюбивыми, радостными, светлыми, приветливыми, доброжелательными, милыми, деликатными, добрыми, а потому умными, то есть умеющими распорядиться разумно теми благодатными искрами, которые осенили каждого из нас в Таинстве крещения. Теми искрами, которые, превращаясь в небесный огонь веры, надежды, любви, непрестанной молитвы и братского служения людям, делают нас христианами не по имени, а по жизни.

Итак, преподобне отче Серафиме, вразуми и настави нас, недостойных, грешных, слепых котят. Научи нас, как, живя среди шумного мира, идти по стезе миротворчества, которую ты заповедал и по которой ты сам прошел в отверстое Царство вечного Христова мира и любви.

Внимайте себе, как внимал себе от юности Саровский подвижник

Внимайте себе, как внимал себе от юности Прохор, впоследствии послушник Саровской пустыни, а затем ее постриженик Серафим, расцветший среди русской зимы чудными дарами Духа Святого. И один из них – внутрь себя пребывание, самоукорение, соединенное с непрестанным собеседованием, с молитвою, обращенною к Небесному Отцу.

Однако мало разбирать свои недостатки. Этим занимаются некоторые из наших собеседников, называя это делание самоанализом, и доводят себя, простите, до депрессивного состояния. Необходимо еще заимствовать у преподобного Серафима свойственную ему детскую веру и благоговейную молитву, которая изливалась из его невинной души ко Господу и Богородице и не прекращалась с утра до позднего вечера. Возможно ли это современному человеку, облепленному гаджетами, который смотрит в планшет чаще, чем в зеркало или в тарелку обеденную? Возможно ли это тому, кто перегружен сегодня – «хочу всё знать!» – информацией, не оставляющей нам возможности даже посмотреть на небо? Очень даже возможно, потому что свинья грязи найдет, а человек, желающий стяжать непрестанную молитву, удобно обретет этот дар, если соединит со своим желанием постоянную практику и совершенное незлобие к людям.

Преподобный Серафим напоминает: помните, что обращение к Богородице есть внутренняя потребность человеческого духа

Взирая на нас из прекрасного своего далека, преподобный Серафим ненавязчиво нам напоминает: ваше боголюбие, помните, что обращение к Богородице, принесение Ей архангельского приветствия, молитва «Богородице Дево, радуйся», читаемая на дню десятикратно, или 50-кратно, или 150-кратно, есть делание, выверенное двумя тысячелетиями, есть внутренняя потребность бессмертного человеческого духа. И действительно, не только в V или XIX, но и в XX веке некоторые земные ангелы, имеющие с преподобным Саровским угодником общее монашеское имя, в частности святитель Серафим Дмитровский (Звездинский по фамилии; убитый краснобандитами в 1937 году в Сибири), имели обыкновение ежедневно 150 раз со вниманием и любовью молиться: «Богородице Дево, радуйся. Благодатная Марие, Господь с Тобою. Благословенна Ты в женах и благословен плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших». Святитель Серафим не просто молился, но представлял себя пред лицо Царицы Небесной. Он писал из ссылки своим духовным чадам в богоспасаемый град Дмитров: «Родные мои, поверите ли, что таких радостных дней, какими я наслаждаюсь в далеком сибирском изгнании, я не чувствовал и не испытывал никогда в период управления Дмитровской кафедрой. Царица Небесная, страшно сказать, исполняет самомалейшие мои желания. Стоит мне только подумать о куске хлеба, или об отдыхе, или о даровании возможности отдохнуть в беседе с добрым единонравным лицом, я получаю всё паче чаяния. Быть может, потому, что стараюсь никогда не упускать на дню исполнение Богородичного правила». Кто не верит, пусть проверит.

Сидеть или стоять в московских пробках или путешествовать по метрополитену из конца в конец в нашей златоглавой столице гораздо удобнее, вооружившись маленькими четочками для мирян, стараясь на каждой горошинке или бусинке произносить ту молитву чудную, которую Михайло Юрьевич Лермонтов знал наизусть, «в минуту жизни трудную» призывая Богородицу, как научила его этому бабушка.

Он любил повторять: молитва Иисусова заповедана не только иночествующим, но и мирянам

Но преподобный Серафим известен нам и другим завещанием. Он любил повторять мысль святителя Григория Фессалоникского, великого афонского подвижника XIV столетия, что молитва Иисусова заповедана не только иночествующим, но и мирянам. Он называл молитву Иисусову золотой ниточкой, держа в руках которую христианин никогда не собьется с пути и не попадет в диавольский лабиринт житейской суеты. Со вниманием призываемое имя Божие возводит христианина, даже не слишком осведомленного в святоотеческих поучениях, на самую вершину духовной жизни, если Иисусова молитва будет совершаться со смирением и незлобием и подкрепляться частой исповедью и причащением Святых Животворящих Христовых Тайн. О последнем нужно сказать особо.

Необходимо сказать и о том, что по причащении Святых Тайн нужно хранить воспринятую благодать так, как это делал преподобный Серафим. Он старался не рассеиваться, не впадал в празднословие, тем паче в осуждение. Был весьма воздержан в отношении земных яств, а более всего любил по причащении Святых Тайн, если это не были месяцы и годы его затвора и совершенного уединения от людей, изливать благодать через слово радостное, мирное, пасхальное: «Радость моя, Христос воскресе!» И таким образом, улыбаясь и устами и душой, он проливал благодарный свет утешения в холодные, озябшие, ожесточенные души, влекшиеся Промыслом Господним в Саровскую пустынь за исцелением своего сердца.

Заимствуем, дорогие друзья, у преподобного Серафима и улыбку, потому что смотреть друг на друга букой, исподлобья, как мышь на крупу, собрав глаза в кучку, – незавидный удел последователей концептуального искусства. Но мы, люди православные, культурные, вошедшие в 2000-летнее предание Соборной Апостольской Церкви, учась «чему-нибудь и как-нибудь», давайте воплотим наше многоведение учености, если оно присутствует, в умение приветствовать друг друга с улыбкой, расставаться так, чтобы на душе было светло и тепло и хотелось бы встретиться вновь.

О преподобном Серафиме можно беседовать с утра до позднего вечера. Однако он, знавший во всем меру, и нам сейчас намекает на то, что пора от слов переходить к делу. Прощаясь с вами, дорогие друзья, я не прощаюсь с преподобным Серафимом, молитва которого, я убежден, будет веселить наш дух до отхода ко сну.

Преподобне отче Серафиме, моли Бога о нас и сделай нас светлыми солнышками для утешения ближних. Аминь.

О МОЛИТВЕ ИИСУСОВОЙ

Всякий, кто призовет имя Господне, спасется (Деян.2:21).

Ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись (Имя Господа Иисуса) (Деян. 4, 10).

И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне. Если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю (Ин. 14:12).

Можно наблюдать, что часто молитва и жизнь христианина не связаны в одно целое. Человек уделяет молитве время утром и вечером, а в остальное время дня забывает и о молитве, и о Боге, и об учении Христа, и об Его заповедях. Молитва в этом случае как бы обособляется и не проникает в жизнь. От этого жизнь христианина в таких случаях мало чем отличается от жизни живущих вне Бога: человек легко поддается действию страстей, его возмущают бури душевные, и он чувствует себя беззащитным и покинутым при житейских невзгодах. Это случается потому, что человек не умеет постоянно владеть могучим оружием христианина — непрестанною молитвою. Он как бы примеряет оружие утром и вечером, а на день снимает его и выходит на ежедневную битву с врагом без оружия. Святые отцы Православия говорят, что «если ты молишься только тогда, когда встал на молитву, — то ты никогда не молишься».

В одном из своих поучений святитель Василий Великий говорит: «Молиться надобно всегда, при всяком случае… Вкушая хлеб, воздай благодарение Давшему его. Надеваешь одежду — благодари Даровавшего нам покровы… Пришел ли день — благодари Даровавшего нам солнце… Когда смотришь на небо и увидишь красоту звезд, молись Владыке видимого и поклонись наилучшему Художнику Богу, Который “вся Премудростию сотворил еси” (Пс. 103, 24)».

Всем нам надо помнить, что мы подвергаемся действию непрестанного потока искушений: в мыслях и в чувствах, при работе, отдыхая, при общении, в уединении и т. д. Поэтому и основное средство борьбы с искушениями — молитва — также должна быть непрестанной, мы никогда не должны оставлять ее. Отсюда добрая привычка к непрестанной молитве есть самая важная, самая необходимая из всех привычек, и для приобретения ее христианин не должен жалеть усилий. Потому, великое дело каждого христианина — приучить себя к непре-станной молитве, по заповеди Самого Господа, данной нам через святого апостола Павла: «Непрестанно молитесь, за все благодарите». (1 Фес. 5, 17)

Читайте также:  Возврат порчи тому кто сделал молитва

Для этой цели, по многовековому опыту многочисленного сонма святых отцов Православия, наиболее совершенной формой молитвы является краткая Иисусова молитва: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Или в более сокращенной форме ее произносят: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Это связано с апостольским высказыванием: “Хочу лучше пят слов сказать умом моим… нежели тьму слов…” (1Кор. 14,19).

Справедливо сказано, что молитва Иисусова является кратким Евангелием, ибо в ее словах заложен глубочайший догматический и нравственный смысл. Она совмещает в себе: благовестие Спасителя, исповедание Его Сыном Божиим (чем свидетельствуется вера в Пресвятую Троицу), покаяние грешной души, просьбу о помиловании.

Как пишет святой Симеон, архиепископ Солунский: «Сия божественная молитва, состоящая в призывании Спасителя – Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного – есть и молитва, и обет, и исповедание веры. Она – Духа Святого и Божественных даров подательница, сердца очищение, бесов изгнание, Иисуса Христа вселение, духовных разумений и Божественных помыслов источник, грехов отпущение, душ и телес врачевание, милости Божией источник, дарительница таин Божиих для человека смиренного, единая спасительница, поскольку носит в себе спасительное имя Бога нашего – единственное имя, нам данное. Сие есть имя Иисуса Христа, Сына Божия, «ибо нет другого имени под небом, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4,12), – как говорит Апостол».

Основа молитвы – покаяние

В Иисусовой молитве необходимо всегда стремиться к ПОКАЯНИЮ. Сознание своих грехов и покаяние – это подземные воды, питающие молитву; это суд над собственной душой прежде Страшного Суда. Без покаяния молитва будет сухой и безжизненной, как пески пустыни. Основа молитвы – мысль: «Ты – всё, а я – ничто». Это ее гранитный фундамент.

Преподобный Паисий Святогорец говорит: «Пусть на покаянии зиждится всякое духовное здание. У Бога будем просить только покаяния, и больше ничего. Не ищи в своей молитве ничего другого, кроме ПОКАЯНИЯ: ни света, ни чудес, ни пророчеств — и вообще никаких дарований, но только покаяния. Покаяние принесет тебе смирение, смирение принесет тебе благодать Божию, и Бог вместе со своей благодатью подаст тебе все, что нужно для твоего спасения, и все, что нужно для помощи душам других людей».

Все дело в покаянном, смиренном чувстве, с которым произносится великое имя Иисуса Христа. Цель – молитвы – сочетание сердца с именем Иисуса Христа, очищение души, стяжание Божественной Благодати и освящение души.

Милость Божия есть не что иное, как благодать Всесвятого Духа, которой мы, грешные, должны искать у Бога: «помилуй мя, грешного!», то есть: «Сжалься, Господи, надо мной, грешным, в моем нынешним жалком состоянии и прими меня снова в объятия Твоей благодати». Дай мне дух силы, который укрепил бы меня в противостоянии искушениям диавола и дурной привычке ко греху. Дай мне дух целомудрия, чтобы я обрел мудрость осознать свое состояние, дабы исправиться. Дай мне дух страха, чтобы я устрашился и хранил заповеди Твои. Дай мне дух любви, чтобы я мог любить Тебя и больше не разлучался с Тобой. Дай мне дух мира, чтобы я соблюдал душу свою в мире и обуздывал помыслы, оставаясь бесстрастным и невозмутимым. Дай мне дух чистоты, который сохранил бы меня в чистоте от всякой скверны. Дай мне дух кротости, чтобы я был кротким по отношению к собратьсям моим христианам и воздерживался от гнева. Дай мне дух смиренномудрия, чтобы я не возносился в мечтаниях высоко и не наполнялся гордостью. Ибо тот, кто сознает свою нужду во всех этих вещах и ищет их у многомилостивого Бога, взывая: «Господи, помилуй!», несомненно, получит искомое и удостоится милости и благодати Божией.

Надлежит верить, что мы подобны тому евангельскому слепому, который, желая обрести свет очей, начал взывать к Господу и говорить: «Иисусе… помилуй мя» (Мк. 10, 47). Так и мы должны, словно слепцы (ведь именно таковы мы в душе), призывать Бога явить милость Свою на нас и отрыть очи нашей души, чтобы мы могли узреть Его в уме.

Покаяние и смирение – это начало, средина и конец духовного пути. Нельзя желать через творение Иисусовой молитвы сладостных, благодатных переживаний и не это надо ставить себе целью, приучая себя к непрестанной молитве. Услаждаться подвигами, хотя бы и молитвой Иисусовой, есть духовное сластолюбие и погрешительное, так как источник сластолюбия кроется в похоти. Правильный путь таков: искать не сладости, а мира и очищения совести от болячек и ран. Просить у Бога исцеления, сокрушения, слез, но не высоких экстазов, как у сектантов. Молить Его о даровании познания своих немощей, спасительного страха, любви к ближнему, терпения и т. п… Ищите через духовную жизнь просветления ума и сердца, но не приятных ощущений, хотя бы и в молитве… Не останавливайтесь на них, если они будут, а укройте себя от них.

Со временем, творение Иисусовой молитвы приносит овладевшему ею духовные плоды: внутренний покой, любовь к Богослужению, умирение и тишину ума. А также: мир, радость, кротость, воздержание, послушание, любвеобильное сердце, покаяние и плач духовный. Это есть путь очищения души от страстей и освящение ее Благодатью Святого Духа. Через молитву Иисусову приходит в сердце благодать Святого Духа, и призывание Божественного имени Иисуса освящает всего человека, попаляя в нем страсти.

Преподобный Варсонофий Великий говорит: «Непрестанно призывать имя Божие есть врачевание, убивающее не только страсти, но и самое действие их. Ибо от призывания имени Божия враги обессиливаются; а зная это, не перестанем призывать имя Божие на помощь. Как врач изыскивает приличное врачевание или пластырь на рану страждущего, и они действуют, причем больной и не знает, как это делается, так точно и имя Божие, будучи призываемо, убивает все страсти, хотя мы и не знаем, как это совершается».

Преподобный Силуан Афонский говорит: «Господь славословится во всех храмах, а истинные христиане славят Бога в сердцах своих. Сердце христианина — храм, а ум его служит престолом, ибо Господь любит обитать в сердце и уме человека. Когда же непрестанная молитва утвердится в глубине сердца, тогда весь мир превращается в храм Божий».

Непрестанное внутреннее общение человека с Богом может совершаться всегда, во всех обстоятельствах жизни, независимо от внешних обстоятельств и событий: «Не буди без молитвы Иисусовой ни на одну минуту, – говорит один святой старец – и вставая, и сидя, и ходя, и при трапезе, и при всяком занятии рукоделии твоем, даже во многолюдстве, отнюдь не оставляй в уме твоем сей краткой молитвы: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! Частое и усердное, с верою и любовию, произношение сей молитвы сохранит ум твой от разсеяния и помышлений злых, и сердце – от похотей лукавых»

О том же говорил подвижник благочестия XX века, схиархим. Виталий (Сидоренко):

«Всегда надо читать: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного. Говоря так, и Господа радуем, живых и почивших, и свою душу обогащаем, и в рай вселяемся о Христе Бозе. Кто молитву не читает, тот тоской заболевает, с нею и уныние приходит – и тако себя отягощает. Читайте Иисусову молитву во всякой нужде и печали, тогда приидет по времени искомое. С людьми, когда они прекословят или порицают, надо молчать да молитву Иисусову творить. Это чудное средство. Мы горды, потому и молитвы Иисусовой нет. За гордость молитва не дается. Молитва с гордостью не принимается Богом».

А наш светлый батюшка, преподобный Серафим Саровский, давал те же наставления о молитве всем приходящим к нему – и монахам, и мирянам: «Всякий христианин пусть занимается своим делом, а во время работы дома, или на пути куда-нибудь, пусть читает тихо: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного. И в этом да будет все твое внимание и обучение. С призыванием имени Божия ты найдешь покой, достигнешь чистоты духовной и телесной, и вселится в тебя Святой Дух, источник всех благ, и Он управит тебя во святыне, во всяком благочестии и чистоте» (Житие Старца Серафима).

Если мы будем пренебрегать молитвой – это сразу же отразится на деле и на нашем духовном самочувствии. Совершение Иисусовой молитвы в течение дня – залог мирного умонастроения, душевного спокойствия и ровного отношения с окружающими людьми. Как говорит

«Тот, кто пытается жить без молитвы, болен умом, ибо ум без молитвы – неуправляемая мельница помыслов. Если не обуздывать ум молитвой, он станет больным, привлечет множество телесных болезней, расстроит всякое общение с близкими людьми и отдалит сердце от Бога». (монах Симеон Афонский)
А вот как пишет о молитве Иисусовой ученик преп. Иосифа Исихаста – монах Маркелл, в своей книге «Духовный опыт старца Иосифа Исихаста»:

«Сколько силы имеет молитва «Господи Иисусе Христе, помилуй мя!». И какие благодатные дарования она подает тем, кто прибегает к ней! И в какое доброе духовное состояние она приводит их! Старайся, чтобы молитва Иисусова покрывала все твои дела: всякое дыхание и всякую мысль. О, как будет радоваться тогда твое сердце! Как возрадуешься ты, когда твой ум поднимется к небесам! Посему не забывай говорить: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Когда ты будешь петь псалмы, сможешь постигнуть то, что поешь; приобретешь усердие, благозвучный голос и смирение, чтобы передать как подобает слова Божии. Посему не обижай свою душ, но и при пении псалмов повторяй в уме: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя».

Когда ты трудишься, не растрачивай все свои силы на суету и не рассеивайся попусту, но опять-таки говори шепотом молитву. Тогда и все труды твои пойдут как должно, без ошибок и помыслов, и отдача от твоей работы будет больше. Итак, повторяй молитву Иисуса Христа, чтобы благословить труды свои: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Дух Святой осеняет душу, которая молится. Он проникает до глубин души, испытывает весь внутренний мир души и исправляет его по воле Бога Святого. Тогда душа может сказать вместе с пророком: «Благослови, душе моя, Господа, и вся внутренняя моя имя святое Его» (Пс.102, 1). Итак, повторяй молитву, чтобы быть под покровом Духа Святого. Когда дух Святой покроет всю твою душу, ты ощущаешь некую полноту и некое смирение. Тебя не смущают ни обиды, ни насмешки, ни похвала. Ты живешь в духовной атмосфере, куда нелегко войти яду греха. «Духовный судит о всем, а о нем судить никто не может» (1 Кор. 2,15). Дух Святой дает тебе другие глаза и другое суждение. Чтобы в любой среде чувствовать себя свободно, повторяй непрестанно молитву: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя».

Словно неувядающий цветок и раскидистое древо, насажденное при исходищих вод. (Пс.1,3), становится душа твоя, когда ты говоришь: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Повторяй молитву и позволь благодати Святого Духа войти в глубину твоей души. Стань неусыпным стражем обиталища души и зрителем действий Духа Святого и говори с радостью: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Дух Святой есть благословение всего мира. Дух Святой – свет и жизнь души, которая воспевает и славословит от глубин своих имя Святой Троицы. Аминь».

Читайте также:  Молитва об удержании мужа

Святителя Феофан Затворник: «Дело молитвы не безмолвников только есть дело, а всех христиан, и это до самых высших ее степеней. Все степени молитвы – Божие суть дело. У Бога же все равны и смотрит Он только на сердце. Как сердце к Нему, так и Он к сердцу, где бы сие сердце ни было. Надо всегда держать молитву. Бог везде есть и все видит, очи Его светлейшие паче солнца. Память об этом надо внедрить в сердце или слить с сознанием. Молитва – дыхание духа. Есть молитва – живет дух, нет молитвы – нет жизни в духе Никто так Богу не угоден, как тот, кто занимается правильною умно-сердечною молитвою. Молитва Иисусова стоит в числе средств к успеху в навыке ходить пред Богом».

Христианин! Помни, молитва – это сердце духовной жизни и ее пульс. Поэтому человек в духовном смысле жив лишь тогда, когда он молится. Молитва изменяет человеческое сердце, открывает и пробуждает обычно спящие и неведомые нам самим сердечные силы. Молитва духовно обновляет наше сердце, делает его чутким и прозорливым. Молитва – это безценное сокровище, которое всегда и везде с нами, куда бы мы ни пошли, чем бы ни занимались. Молитва включает нас в невидимый духовный мир, делает его частицей, в ней мы можем соприкоснуться с горим миром и увидеть очами сердца небесную и Божественную красоту! Молитва – это сияние веры, тепло надежды, жизнь самой любви! Молитва – свет нашей души и корень всех добродетелей. Молитва – духовный хлеб, которым мы питаемся сами и питаем других. Это воскресение прежде общего воскресения и предвкушение Вечной Жизни с Господом нашим Иисусом Христом!

Портал “Дивное Дивеево”


Официальный сайт Дивеевского монастыря – diveevo-monastyr.ru


Когда Иисусова молитва пришла на Русь? В каких древнерусских книгах описывалась практика «умного делания»? Что такое лестовка? И как заменить суточный круг богослужения, имея в руках только четки?

Созерцание «великого молчания»

Культуру Древней Руси часто называют «культурой великого молчания». Возможно, это связано с тем, что от русской цивилизации Средневековья до наших дней наиболее ярко дотянулись шедевры церковной архитектуры и иконографии. Хотя в последние десятилетия общественности все основательней подаются открытия в области древнерусской литературы, знаменного пения и богослужебных традиций, многое остается не только сокрытым от взгляда обывателя, но и непонятным. Причиной тому –катастрофы XVII века и 1917-го года, вслед за которыми с разной степенью интенсивности подлинное, русское, полностью пропитанное религиозным и национальным колоритом усиленно предавалось осмеянию, унижению и, в конечном счете, забвению.

При этом нужно отметить, что традиция Древней Руси не в меньшей, если не в большей степени была устной, в то время как дошедшие до нас памятники литературы были скорее предметами сопутствующими. Передача духовного опыта из поколения в поколение, из уст в уста была важной составляющей русской цивилизации. Книги сопутствовали, но далеко не всегда вмещали в себя то, что человеческое слово просто не способно передать. Да и мы знаем, что область Божественного всегда будет оставаться за пределами ограниченного человеческого разума.

Возможно, именно это понимание направило древнерусских подвижников не по пути сухой схоластики, а по лестнице созерцания Божественных тайн. В отличие западных богословов старцы и святые Средневековой Руси передавали свой опыт персонально, не оставляя никаких записей, как на Западе. Об их аскетическом опыте можно делать выводы по отдельным произведениям, где в основном вскользь упоминается о практике «умного делания». Хотя есть и вполне цельные труды на этот счет, но их крайне мало.
Проникновение идей исихазма, то есть совершения умной Иисусовой молитвы и достижения внутреннего преображения через видение Нетварного Света, принято связывать с именем святителя Григория Паламы, блестящим «методистом» и апологетом учения о Божественных энергиях. Но это не совсем верно.

Практика умно-сердечной молитвы приходит на Русь вместе с христианством. Мы знаем, что святой Антоний Великий в своем уставе призывал иноков «не оставлять моления именем Господа Исуса». Преподобный Антоний Печерский начинал свой монашеский путь на Святой горе Афон, в одном из центров исихазма. Позже, придя в Киев и поселившись в пещере митрополита Илариона, подвижник прибегал к умному деланию. Его ученик, преподобный Феодосий, также совершенствовался в Иисусовой молитве во время Великого поста. К братии, по свидетельству Киево-Печерского патерика, преподобный возвращался «яко Моисей с горы Синайской». Наконец, князь Владимир Монамах в своем «Поучении» «в тайне» и «безпрестанно» призывает обращаться к Господу, что также толкает на мысль о совершении Иисусовой молитвы.

В «Слове о преподобном Святоше князе Черниговском» из Киево-Печерского патерика XIII века уже прямо говорится о необходимости «иметь на устах» Иисусову молитву. Созерцательная практика пронизывала жизнь Сергия Радонежского, визуальное отражение как нельзя ярче она нашла в иконах Андрея Рублева.

Книжный след

Первым из русских святых, у кого мы находим относительно подробное описание совершения Иисусовой молитвы, был Нил Сорский. Его устав написан для иноков в XV-XVI веках. Но на Руси монашество было не отдельной кастой, а образцом, на который благочестивые миряне старались равняться. Святой призывает во время молитвы «удерживать ум глухим и немым», то есть направить сознание на слова молитвы. Вскользь Нил Сорский упоминает и дыхательную практику, но довольно просто говорит о ней: «опыт вскоре научит… все же продолжай молиться».

Надо заметить, что древнерусская формула молитвы несколько отличалась от греческой. Именно в отечественном варианте она была усилена завершающим фразу «грешный». Таким образом русские святые пытались укрепить покаянный настрой души. Греческий вариант, описанный в «Филокалии», оканчивался лишь словами «помилуй мя».

Пожалуй, самое подробное описание принципов Иисусовой молитвы содержит творение одного из последних авторов периода древнерусской духовной литературы. Неизвестный подвижник по имени Дорофей составил «Цветник», в котором дал некоторые описания и назидания по «умному деланию».

Выделим, на наш взгляд, самое важное:

1. «Молитву эту Исусову произноси непрестанно, стоишь ли, сидишь ли, ешь или пьешь, путешествуешь или другое что делаешь». Здесь инок напоминает о призыве непрестанно молиться, отмечая, что не стоит смущаться произносить слова молитвы вне зависимости от позы тела или занятия.

2. «Произноси молитву Исусову негромко, чтоб слышал только ты один. Не думай о тех или иных житейских и тленных вещах, а молись всей душой и без лени, ради своего спасения». Здесь Дорофей описывает спокойную тональность произнесения, когда умиротворенный дух входит в резонанс с телом.

3. «Когда же язык и губы устают, молятся умом и сердцем, поскольку из долгой молитвы языком проистекает умная молитва. А из умной молитвы – сердечная. Когда же ум устанет взывать, и заболит сердце, тогда следует понемногу переходить к пению». А вот и сами ступени молитвы, выраженные в психофизической связи. Здесь автор предупреждает и о возможной сердечной боли, и даже о естественном переходе на пение!

4. «Заключай ум свой в молитве, и сосредоточивай все свои мысли и чувства». Дорофей предлагает молящемуся полностью сосредоточиться на словах молитвы. Кажется, это один из самых важных критериев успеха.

5. «Следует сначала совершать молитву Исусову голосом, то есть произносить губами и языком, чтоб слышать только самому. Когда же губы, язык и чувства насытятся молитвой вслух, тогда молитва вслух сама прекратится и перейдет в шепот. И тогда уму следует поучаться, приникать и ощущениями пребывать в гортани. Так сама собой начнет непрестанно совершаться, возноситься и действовать умная и сердечная молитва во всякое время, при всяком деле, на всяком месте». Здесь автор повторяется, но делает некоторые уточнения. В итоге мы видим, что все тонкости ведут к одному: внимательному произнесению слов Иисусовой молитвы, исключению посторонних помыслов и включению физиологических аспектов для достижения цели.

Священноинок Дорофей настаивает, что «умная молитва» есть один из критериев духовного совершенства: «если не обретет человек трех добродетелей: любви, воздержания и непрестанной Иисусовой молитвы, – не может ум всецело обратиться к Богу».

В «Сказании о лестовке», относящемся, правда, уже к XVIII веку, но по инерции продолжавшем традиции Древней Руси и бытовавшей в консервативной народной среде, молитва Иисусова служит «инструкцией» к лестовке – отечественному аналогу четок, имеющему глубокое символическое устройство. «Сказание» явно создано под влиянием инока Дорофея, но адаптировано под мирян: «подобает христианину всегда лестовку в руках держать и̉ молитву Исусову непрестанно повторять: и̉ в церкви, и̉ дома, и̉ на торгу ходишь, стоишь ли, сидишь ли и̉ на всяком месте». Монахов на «торгу» (то есть рынке) было встретить огромной редкостью. Зато миряне как покупали, так и продавали. Не забывая молиться Господу Иисусу Христу.

Основа молитвенной жизни

Иисусова молитва не только сопровождала жителей Древней Руси в их житейских делах, но и могла даже заменить собой по необходимости суточный круг богослужения. Впервые описание этой практики мы находим в книге «Старчество» XVI века. Здесь молитва неразрывно связана с «инструментом» – лестовкой. Из более поздних источников мы узнаем, что в крестьянской среде обычным делом было отмолить суточный круг по лестовке, то есть при помощи Иисусовых молитв. Даже приходская практика могла включать в себя подобную замену «по нужде» в будние дни, частично или полностью. Предполагались также варианты отмаливания в движении, когда молящийся держал в голове и с помощью лестовки отсчитывал в голове необходимое для замены частей суточного круга молитв. Однако, нужно понимать, что указания, данные ниже, всегда делались исходя из личной совести, возможностей и состояния здоровья и всегда могли быть сокращены по собственному решению.

Итак, предположим, человек захотел совершить суточный круг богослужения. Но у него нет возможности встать перед иконой и потратить на это несколько часов. Что же делать? Старая русская традиция предлагает выход в этой ситуации — читать Иисусову молитву про себя следующим образом:

За Вечерню: 600;
За павечерницу (повечерие): 400;
За полунощницу: 600;
За утреню: 1500;
За часы: 1000.

Да, кажется что это очень много и затруднительно. Тут без лестовки или четок никак, чтобы не сбиться со счета. Попробуем рассмотреть вариант, когда на молитве есть возможность сосредоточиться более внимательно, встав перед иконами. Кстати, предыдущая модель также предполагает и молитву перед красным углом дома. Ключевое отличие – во время призывания имени Господа не предусмотрены поклоны. В отличие от данного варианта:

За вечерню: 300 поклонов;
За павечерницу (повечерие): 200 поклонов;
За полунощницу: 300 поклонов;
За утреню: 700 поклонов;
За первый час: 150 поклонов;
За часы: 500 поклонов.

Подробнее и с указаниями данная практика рассматривается в «Уставе о домашней молитве», также одном из произведений, созданном на основе древнерусских церковных традиций в уже в XVIII веке. Стоит отметить, что Иисусова молитва для наших предков не была «запретным плодом» и исключительным деланием, а, наоборот, всячески поощрялась как инструмент внутреннего преображения, настройки на Божественный ритм и изменения пространства жизни вокруг себя. Пожалуй, именно этого нам всем сегодня и не хватает.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector