Молитва к паше саровской - Florischi.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Молитва к паше саровской

Святая блаженная Параскева Дивеевская (Паша Саровская) – день памяти 05.10 н.ст. (22.09 ст.ст.)

Вот отзывы очевидцев о юродивой Паше Саровской, которую преподобный Серафим благословил на жизнь скитальческую, и которая так долго исполняла завет святого и великого старца Саровского:
Отец настоятель Суздальского Ефимьева монастыря архимандрит Серафим (Чичагов), автор “Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря”, прекрасно изучив эту замечательную женщину, говорил о ней: “От доброго взгляда ее каждый человек приходит в невыразимый восторг. Детские, добрые, светлые, глубокие и ясные глаза ее поражают настолько, что исчезает всякое сомнение в ее чистоте, праведности и высоком подвиге. Они свидетельствуют, что все странности ее, – иносказательный разговор, строгие выговоры и выходки, – лишь наружная оболочка, преднамеренно скрывающая величайшее смирение, кротость, любовь и сострадание. Облекаясь иногда в сарафаны, она, как превратившаяся в незлобное дитя, любит яркие красные цвета и иногда одевает на себя несколько сарафанов сразу, как, например, когда встречает почетных гостей или в предзнаменование радости и веселия для входящего к ней лица”.
По свидетельству монашествующих, преподобный Серафим еще при жизни своей благословил Прасковью Ивановну на скитальческую жизнь в дремучих лесах Саровских. Там она пребывала в посте и молитве около тридцати лет. Жила она в вырытой ею пещере. Говорят, что у нее было несколько пещер в разных местах обширного непроходимого леса, переполненного хищными зверями. “Во время своего житья в Саровском лесу, долгого подвижничества и постничества она имела вид Марии Египетской, – говорил архимандрит Серафим, – Худая, высокая, совсем сожженная солнцем и поэтому черная и страшная, она носила в то время короткие волосы, так как ранее все поражались ее длинным до земли волосами, придававшими ей красоту, которая мешала ей в лесу и не соответствовала тайному постригу. Босая, в мужской монашеской рубашке – свитке, расстегнутой на груди, с обнаженными руками, с серьезным выражением лица, она приходила в монастырь и наводила страх на всех, не знающих ее ”.
Прасковья Ивановна жила в домике, очень небольшом, слева от монастырских ворот. Там у нее была одна просторная и светлая комнатка, замечательно опрятная. Вся стена этой комнатки против дверей была закрыта большими иконами. В центре – Распятие, по сторонам его – справа Божия Матерь, слева – ап. Иоанн Богослов. В этом же домике, в правом от входа углу, имелась крохотная келья – чуланчик, служащая спальной комнаткой Прасковьи Ивановны. Простая деревянная кровать юродивой Паши Саровской с громадными подушками редко занималась ею, а больше на ней покоились куклы. Да и не было времени ей лежать, так как ночи напролет она молилась перед большими образами. Изнемогая под утро, Прасковья Ивановна ложилась и дремала, но чуть забрезжит свет, – она уже моется, чистится, прибирается или выходит на прогулку – для молитвы. После обедни она садилась за работу, вязала чулки или делала пряжу. Это занятие сопровождалось, конечно, внутренней молитвой, и потому пряжа Прасковьи Ивановны так ценилась в обители, что из нее делали пояски и четки.
Народ почитал в Прасковье Ивановне прорицательницу. Под окнами ее домика по целым дням стояла толпа богомольцев, с благоговеньем ожидавших, не даст ли она им добрый совет, не помолится ли за них.
Имя Прасковьи Ивановны было известно не только в народе, но и в высших кругах общества. Почти все из высокопоставленных лиц, посещая Дивеевский монастырь, считали своим долгом побывать у Прасковьи Ивановны.
О прозорливости Прасковьи Ивановны рассказывали: “Когда наша мать настоятельница и игумения Мария, – рассказала мать Анфия, заведующая монастырской гостиницей, – текущей зимой была тяжело больна, мы, сестры, сильно скорбели и опасались за конец болезни. Неоднократно мы спрашивали Прасковью Ивановну, выздоровеет ли наша мать настоятельница, и она каждый раз говорила нам, что ее ждет скорое выздоровление. Предсказание Прасковьи Ивановны сбылось. Мать настоятельница оправилась от своей тяжелой болезни, и опасность миновала”.
Один из москвичей – корреспондентов, посетивший в Дивееве с товарищами Прасковью Ивановну, о ее прозорливости сообщил: “Когда мы вошли в домик, нас встретила мать Серафима и молоденькая послушница. Они сообщили нам, что Прасковья Ивановна заперлась в своей крохотной келии, но может быть, скоро выйдет, и поэтому нас просили обождать. Мы стояли у входа в покой с матерью Серафимой, как дверцы кельи открылись, и к нам порывистыми шагами вышла Прасковья Ивановна. Она была такой, как ее описал архимандрит Серафим. Не обращая ни на кого внимания, она прерывисто прошла и, обращаясь к художнику М., сказала, грозя пальцем: “Денежку не бережешь, по ветру пускаешь!” Сказав это, она, проходя к окну, перед которым стояла группа богомольцев, пожала мне руку, молча. Бросив взоры на стоящих на дворе богомольцев, она вновь устремила свои очи на нас и довольно долго вглядывалась в нас, как бы читая наши мысли. Становилось жутко. Но вот она по своей прозорливости прочла наши мысли: мы искренно жалели ее. Она немного постояла как бы в полузабытьи, потом лицо просияло, и она на нас уже перестала смотреть сурово. Ее лицо стало радостно, она повеселела. Мы передали ей нашу лепту – на свечи. Это еще более обрадовало ее. Она стала резвиться, как дитя. Немного спустя, она опустилась перед распятьем на колени и стала горячо молиться, все время кладя земные поклоны. Мать Серафима и послушница при этом стали петь заздравный стих, закончив поминовением наших имен: Иакова, Стефана и Эмилия. Мы были поражены и обрадованы тем, что эта блаженная с чистым взором ребенка молилась за нас, грешных. Радостная и довольная она отпустила нас с миром, благословив на дорогу. Сильное впечатление произвела она на нас. Это цельная, не тронутая ничем внешним натура, всю свою жизнь, все свои помыслы отдавшая во славу Господа Бога. Она редкий человек на земле, и надо радоваться, что такими людьми еще богата земля Русская”.
14 января 2004 г.мощи трех Дивеевских блаженных – Пелагеи, Параскевы и Марии – впервые были вынесены и открыты для поклонения в Казанской церкви Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря. Святые старицы были прославлены как местночтимые святые в июле 2004 года в ходе торжеств, посвященных 250-летию со дня рождения преподобного Серафима Саровского. Архиерейский Собор Русской
Православной Церкви в октябре 2004 г. благословил общецерковное прославление Христа ради Дивеевских юродивых – блаженных Пелагии (Серебренниковой; 1809-1884), схимонахини Параскевы (Паши Саровской) и Марии (Фединой).
22 сентября/5 октября – день памяти дивеевской блаженной Параскевы Ивановны, более известной как Паша Саровская.

Глас апостола Павла услышавша глаголющ: мы юроди Христа ради, рабы Твои, Христе Боже, Пелагия, Параскева и Мария, юроди быша на земли Тебе ради; темже, память их почитающе, Тебе молим: Господи, спаси души наша.

Вышния красоты возжелевша, нижния сласти телесныя тощно оставили есте, нестяжанием суетнаго мира, ангельское житие проходяща, скончавшася, Пелагие, Параскево и Марие блаженныя: Христа Бога молите непрестанно о всех нас.

Ублажаем вас, святыя блаженныя матери наша Пелагие, Параскево и Марие, и чтим святую память вашу, вы бо молите о нас Христа Бога нашего.

Святая блаженная Параскева Дивеевская (Паша Саровская) – день памяти 05.10 н.ст. (22.09 ст.ст.)

Вот отзывы очевидцев о юродивой Паше Саровской, которую преподобный Серафим благословил на жизнь скитальческую, и которая так долго исполняла завет святого и великого старца Саровского:
Отец настоятель Суздальского Ефимьева монастыря архимандрит Серафим (Чичагов), автор “Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря”, прекрасно изучив эту замечательную женщину, говорил о ней: “От доброго взгляда ее каждый человек приходит в невыразимый восторг. Детские, добрые, светлые, глубокие и ясные глаза ее поражают настолько, что исчезает всякое сомнение в ее чистоте, праведности и высоком подвиге. Они свидетельствуют, что все странности ее, – иносказательный разговор, строгие выговоры и выходки, – лишь наружная оболочка, преднамеренно скрывающая величайшее смирение, кротость, любовь и сострадание. Облекаясь иногда в сарафаны, она, как превратившаяся в незлобное дитя, любит яркие красные цвета и иногда одевает на себя несколько сарафанов сразу, как, например, когда встречает почетных гостей или в предзнаменование радости и веселия для входящего к ней лица”.
По свидетельству монашествующих, преподобный Серафим еще при жизни своей благословил Прасковью Ивановну на скитальческую жизнь в дремучих лесах Саровских. Там она пребывала в посте и молитве около тридцати лет. Жила она в вырытой ею пещере. Говорят, что у нее было несколько пещер в разных местах обширного непроходимого леса, переполненного хищными зверями. “Во время своего житья в Саровском лесу, долгого подвижничества и постничества она имела вид Марии Египетской, – говорил архимандрит Серафим, – Худая, высокая, совсем сожженная солнцем и поэтому черная и страшная, она носила в то время короткие волосы, так как ранее все поражались ее длинным до земли волосами, придававшими ей красоту, которая мешала ей в лесу и не соответствовала тайному постригу. Босая, в мужской монашеской рубашке – свитке, расстегнутой на груди, с обнаженными руками, с серьезным выражением лица, она приходила в монастырь и наводила страх на всех, не знающих ее ”.
Прасковья Ивановна жила в домике, очень небольшом, слева от монастырских ворот. Там у нее была одна просторная и светлая комнатка, замечательно опрятная. Вся стена этой комнатки против дверей была закрыта большими иконами. В центре – Распятие, по сторонам его – справа Божия Матерь, слева – ап. Иоанн Богослов. В этом же домике, в правом от входа углу, имелась крохотная келья – чуланчик, служащая спальной комнаткой Прасковьи Ивановны. Простая деревянная кровать юродивой Паши Саровской с громадными подушками редко занималась ею, а больше на ней покоились куклы. Да и не было времени ей лежать, так как ночи напролет она молилась перед большими образами. Изнемогая под утро, Прасковья Ивановна ложилась и дремала, но чуть забрезжит свет, – она уже моется, чистится, прибирается или выходит на прогулку – для молитвы. После обедни она садилась за работу, вязала чулки или делала пряжу. Это занятие сопровождалось, конечно, внутренней молитвой, и потому пряжа Прасковьи Ивановны так ценилась в обители, что из нее делали пояски и четки.
Народ почитал в Прасковье Ивановне прорицательницу. Под окнами ее домика по целым дням стояла толпа богомольцев, с благоговеньем ожидавших, не даст ли она им добрый совет, не помолится ли за них.
Имя Прасковьи Ивановны было известно не только в народе, но и в высших кругах общества. Почти все из высокопоставленных лиц, посещая Дивеевский монастырь, считали своим долгом побывать у Прасковьи Ивановны.
О прозорливости Прасковьи Ивановны рассказывали: “Когда наша мать настоятельница и игумения Мария, – рассказала мать Анфия, заведующая монастырской гостиницей, – текущей зимой была тяжело больна, мы, сестры, сильно скорбели и опасались за конец болезни. Неоднократно мы спрашивали Прасковью Ивановну, выздоровеет ли наша мать настоятельница, и она каждый раз говорила нам, что ее ждет скорое выздоровление. Предсказание Прасковьи Ивановны сбылось. Мать настоятельница оправилась от своей тяжелой болезни, и опасность миновала”.
Один из москвичей – корреспондентов, посетивший в Дивееве с товарищами Прасковью Ивановну, о ее прозорливости сообщил: “Когда мы вошли в домик, нас встретила мать Серафима и молоденькая послушница. Они сообщили нам, что Прасковья Ивановна заперлась в своей крохотной келии, но может быть, скоро выйдет, и поэтому нас просили обождать. Мы стояли у входа в покой с матерью Серафимой, как дверцы кельи открылись, и к нам порывистыми шагами вышла Прасковья Ивановна. Она была такой, как ее описал архимандрит Серафим. Не обращая ни на кого внимания, она прерывисто прошла и, обращаясь к художнику М., сказала, грозя пальцем: “Денежку не бережешь, по ветру пускаешь!” Сказав это, она, проходя к окну, перед которым стояла группа богомольцев, пожала мне руку, молча. Бросив взоры на стоящих на дворе богомольцев, она вновь устремила свои очи на нас и довольно долго вглядывалась в нас, как бы читая наши мысли. Становилось жутко. Но вот она по своей прозорливости прочла наши мысли: мы искренно жалели ее. Она немного постояла как бы в полузабытьи, потом лицо просияло, и она на нас уже перестала смотреть сурово. Ее лицо стало радостно, она повеселела. Мы передали ей нашу лепту – на свечи. Это еще более обрадовало ее. Она стала резвиться, как дитя. Немного спустя, она опустилась перед распятьем на колени и стала горячо молиться, все время кладя земные поклоны. Мать Серафима и послушница при этом стали петь заздравный стих, закончив поминовением наших имен: Иакова, Стефана и Эмилия. Мы были поражены и обрадованы тем, что эта блаженная с чистым взором ребенка молилась за нас, грешных. Радостная и довольная она отпустила нас с миром, благословив на дорогу. Сильное впечатление произвела она на нас. Это цельная, не тронутая ничем внешним натура, всю свою жизнь, все свои помыслы отдавшая во славу Господа Бога. Она редкий человек на земле, и надо радоваться, что такими людьми еще богата земля Русская”.
14 января 2004 г.мощи трех Дивеевских блаженных – Пелагеи, Параскевы и Марии – впервые были вынесены и открыты для поклонения в Казанской церкви Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря. Святые старицы были прославлены как местночтимые святые в июле 2004 года в ходе торжеств, посвященных 250-летию со дня рождения преподобного Серафима Саровского. Архиерейский Собор Русской
Православной Церкви в октябре 2004 г. благословил общецерковное прославление Христа ради Дивеевских юродивых – блаженных Пелагии (Серебренниковой; 1809-1884), схимонахини Параскевы (Паши Саровской) и Марии (Фединой).
22 сентября/5 октября – день памяти дивеевской блаженной Параскевы Ивановны, более известной как Паша Саровская.

Читайте также:  Вечерняя молитва да воскреснет бог и расточатся врази его

Глас апостола Павла услышавша глаголющ: мы юроди Христа ради, рабы Твои, Христе Боже, Пелагия, Параскева и Мария, юроди быша на земли Тебе ради; темже, память их почитающе, Тебе молим: Господи, спаси души наша.

Вышния красоты возжелевша, нижния сласти телесныя тощно оставили есте, нестяжанием суетнаго мира, ангельское житие проходяща, скончавшася, Пелагие, Параскево и Марие блаженныя: Христа Бога молите непрестанно о всех нас.

Ублажаем вас, святыя блаженныя матери наша Пелагие, Параскево и Марие, и чтим святую память вашу, вы бо молите о нас Христа Бога нашего.

Молитва блаженной схимонахине Параскеве (Паше Саровской)

О великая пророчице Божия, блаженная мати моя Параскево! Не вижу я, по грехом моим, промысла Божия о мне и ближних моих. Враг же спасения нашего тщится дерзостно ввергнути мя, окаянного (окаянную), в бездну греховнаго уныния. Помози ми, блаженная мати, озари ум мой, долу поникший, премудростию Божиею, и успокой сердце мое, тебе любящее и Господа моего чтущее. Аминь.

Молитвы о здравии

Помяни, Господи Иисусе Христе, Боже наш, милости и щедроты Твоя от века сущия, ихже ради и вочеловечился еси, и распятие и смерть, спасения ради право в Тя верующих, претерпети изволил еси; и воскрес из мертвых, вознеслся еси на небеса и седиши одесную Бога Отца, и призираеши на смиренныя мольбы всем сердцем призывающих Тя: приклони ухо Твое, и услыши смиренное моление мене, непотребнаго раба Твоего, в воню благоухания духовнаго, Тебе за вся люди Твоя приносящего. И в первых помяни Церковь Твою Святую, Соборную и Апостольскую, юже снабдел еси честною Твоею Кровию, и утверди, и укрепи, и разшири, умножи, умири, и непреобориму адовыми враты во веки сохрани; раздирания Церквей утиши, шатания языческая угаси, и ересей востания скоро разори и искорени, и в ничтоже силою Святаго Твоего Духа обрати. (Поклон)

Спаси, Господи, и помилуй Богохранимую страну нашу, грядущего православного императора Российского , (егоже имя Ты, Господи, веси) и его христолюбимое воинство, огради миром державу их, и покори под нозе православных всякаго врага и супостата, и глаголи мирная и благая в сердцах их о Церкви Твоей Святей, и о всех людех Твоих: да тихое и безмолвное житие поживем во правоверии и во всяком благочестии и чистоте. (Поклон)

Спаси, Господи, и помилуй Всякое епископство православное, преосвященныя митрополиты, архиепископы и епископы православныя, иереи же и диаконы, и весь причет церковный, яже поставил еси пасти словесное Твое стадо, и молитвами их помилуй и спаси мя грешнаго. (Поклон)

Спаси, Господи, и помилуй отца моего духовнаго (имя), и святыми его молитвами прости моя согрешения. (Поклон)

Читайте также:  Молитва льва оптинского самоубийцах

Спаси, Господи, и помилуй родители моя (имена их), братию и сестры, и сродники моя по плоти, и вся ближния рода моего, и други, и даруй им мирная Твоя и премирная благая. (Поклон)

Спаси, Господи, и помилуй по множеству щедрот Твоих вся священноиноки, иноки же и инокини, и вся в девстве же и благоговении и постничестве живущия в монастырех, в пустынях, в пещерах, горах, столпех, затворех, разселинах каменных, островех же морских, и на всяком месте владычествия Твоего правоверно живущия и благочестно служащия Ти, и молящияся Тебе: облегчи им тяготу, и утеши их скорбь, и к подвигу о Тебе силу и крепость им подаждь, и молитвами их даруй ми оставление грехов. (Поклон)

Спаси, Господи, и помилуй старцы и юныя, нищия и сироты и вдовицы, и сущия в болезни и в печалех, бедах же и скорбех, обстояниих и пленениих, темницах же и заточениих, изряднее же в гонениих, Тебе ради и веры православныя, от язык безбожных, от отступник и от еретиков, сущия рабы Твоя, и помяни я, посети, укрепи, утеши, и вскоре силою Твоею ослабу, свободу и избаву им подаждь. (Поклон)

Спаси, Господи, и помилуй благотворящий нам, милующия и питающия нас, давшия нам милостыни, и заповедавшия нам недостойным молитися о них, и упокоевающий нас, и сотвори милость Твою с ними, даруя им вся, яже ко спасению прошения, и вечных благ восприятие. (Поклон)

Спаси, Господи, и помилуй посланныя в службу, путешествующия, отцы и братию нашу, и вся православныя христианы. (Поклон)

Спаси, Господи, и помилуй ихже аз безумием моим соблазних, и от пути спасительнаго отвратих, к делом злым и неподобным приведох; Божественным Твоим Промыслом к пути спасения паки возврати. (Поклон)

Спаси, Господи, и помилуй ненавидящия и обидящия мя, и творящия ми напасти, и не остави их погибнути мене ради, грешнаго. (Поклон)

Отступившия от православныя веры и погибельным ересьми ослепленныя, светом Твоего познания просвети и Святей Твоей Апостольстей Соборней Церкви причти. (Поклон)

Молитвы о усопших

Помяни́, Господи, от жития́ сего́ отшедшия правоверныя цари́ и царицы, благоверныя князи и княгини, святейшия патриархи, преосвященныя митрополиты, архиепископы и епископы православныя, во иерейстем же и в причте церковнем, и монашестем чине Тебе́ послужившия, и в вечных Твоих селениих со святыми упокой. (Поклон.)

Помяни, Господи, души усопших рабов Твоих, родителей моих (имена), и всех сродников по плоти; и прости́ их вся согрешения вольная и невольная, даруя им Царствие и причастие вечных Твоих благих и Твоея́ безконечныя и блаженныя жизни наслаждение. (Поклон)

Помяни́, Господи, и вся в надежди воскресения и жизни вечныя усопшия, отцы́ и братию нашу, и сестры, и зде лежащия и повсюду, православныя христианы, и со святыми Твоими, идеже присещает свет лица Твоего, всели́, и нас помилуй, яко Благ и Человеколюбец. Аминь. (Поклон)

Подаждь, Господи, оставление грехов всем прежде отшедшим в вере и надежди воскресения, отцем, братиям и сестрам нашим и сотвори́ им вечную память. (Трижды)

Папиллярные узоры пальцев рук – маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого.

Паша Саровская

Паша Саровская – Христа ради юродивая, она просияла в Дивеевском монастыре. Чуть более ста лет назад в небольшом деревянном доме, выкрашенном в небесно-голубой цвет, всего в сотне с небольшим метров от стен Свято-Троицкого собора, жила преподобная Паша Саровская.

Путь в обитель

В миру Паша Саровская носила имя Ирина и была дочерью крепостных крестьян. Когда ей исполнилось семнадцать, господа насильно выдали ее замуж. Ирина стала примерной женой, но никогда не участвовала в гуляниях и развлечениях. Зато много времени проводила в молитве.

Потом хозяева продали Ирину и ее супруга помещикам-немцам, но на новом месте муж Ирины заболел чахоткой и вскоре умер. Потом случилась еще одна беда: у хозяев что-то украли, вину свалили на Ирину. Ее истязали, пробили ей голову, но она не призналась, да и не в чем было: она действительно была невиновной. И сбежала от господ в Киев на богомолье. Ее объявили в розыск, вернули домой. Однако Ирина больше не могла жить в неволе.

Судя по всему, по благословению киевско-печерских старцев она избрала себе путь юродивой и снова сбежала. Сначала как умалишенная бегала по селу, а позже ушла в Саровские леса. В брошюре, изданной в 1904 году и посвященной Паше, говорится, что скитаться ее благословил сам преподобный Серафим Саровский.

Лет тридцать Паша жила в лесной чаще, где у нее открылся дар прозорливости. К ней стали обращаться за советом, просили молитв. Несколько раз на нее нападали лихие люди, рассчитывая ограбить. Денег не находили, но калечили сильно.

Жизнь Паши Саровской в монастыре

В 1878 году Паша перебралась в Дивеевский монастырь. Она принесла с собой множество кукол, нянчилась с ними, кормила и купала. За время жизни в обители юродивая сменила несколько келий.

«Последним ее пристанищем стала келия у южных монастырских ворот. Там у нее имелась одна просторная и светлая комнатка, замечательно опрятная, вся стена которой была увешана большими иконами. В центре – распятие, по сторонам его справа – Божия Матерь, слева – святой апостол и евангелист Иоанн Богослов. В этом же домике, в правом от входа углу, находится крохотная келия-чуланчик, служившая Параскеве Ивановне спальней. Простая деревянная кровать блаженной с громадными подушками редко занималась ею, по большей части на ней покоились куклы. Да и некогда было Паше лежать, так как ночи напролет она молилась. Изнемогая под утро, старица ложилась и дремала, но чуть брезжил свет, мылась, чистилась, прибиралась или выходила на прогулку для молитвы», – написано в книге «Христа ради юродивые Пелагея, Параскева и Мария Дивеевские» (Серия «Жития дивеевских святых», 2015 год).

Параскева Ивановна следила, чтобы сестры не отлынивали от посещения служб, сама могла всю службу простоять на коленях.

Много времени Паша проводила за работой: чулки вязала, пряла. За этими занятиями она постоянно читала Иисусову молитву. Из Пашиной пряжи потом делали четки, пояски и подрясники. Кстати, упражнение в молитве блаженная иносказательно называла вязанием чулок. Часто приглашала: «Приезжайте к нам: чулки вязать да грузди собирать» (молиться и земные поклоны класть). Или шла полоть и поливать огород – и тоже при этом молилась. Потом говорила: «Уж я полола, поливала, везде полола!» или «Никто не полет, не поливает, все я одна работаю!»

Пользуясь даром предвидения, Параскева, не дожидаясь, когда сестры придут к ней за советом, сама подходила к ним, чтобы предупредить их об искушениях и соблазнах, заставляла убираться тщательнее, а молиться усерднее. Икону Божией Матери она называла «Маменькой за стеклышком». Отчитывая людей за неблаговидные поступки, блаженная приговаривала: «Зачем обижаешь Маменьку?» А в знак особого почитания образов клала к иконам еду, любимые вещи, украшала их цветами.

В теплое время года Паша много времени проводила в лесу или в полях; путешествовала, взяв с собой палку, которую называла посохом, серп и узелок с разными вещами (чего только там не было – корки хлеба, огурцы, горох, деревянные крестики, платочки, рукавички с деньгами. ) и несколько кукол. Посохом она пугала злоумышленников или просто нечестных людей. Серпом косила траву и под видом косьбы клала поклоны.

С помощью кукол Паша Саровская нередко объясняла пришедшим к ней за советом людям, что их ждет. Так, однажды к ней приехала одна московская купчиха с незамужней дочкой. Надеясь угодить блаженной, они подарили ей роскошнейшую куклу. Однако та вдруг оторвала от игрушки руку и стала совать девушке в рот, яростно приговаривая: «Ешь, ешь!» Гостей срочно вывели, и тогда выяснилось, что купеческая дочь некоторое время назад аборт сделала.

Другой раз блаженная подошла к сельскому псаломщику и посоветовала ему взять кормилицу. Тот удивился, ведь его недавно родившая ребенка жена была абсолютно здорова. Только вскоре она внезапно заболела и умерла. А одной пришедшей к ней девушке она с порога заявила: «Ее тут заждались, а она все шляется где-то!».

Случай с С. А. Нилусом

Однажды в обитель приехал известный духовный писатель Сергей Александрович Нилус. Он очень хотел зайти к Паше, но стеснялся. Долго пил чай, потом все же собрался с духом и по пути решил дать ей пять рублей золотом. Потом С. А. Нилус вспоминал:

«Не успел я переступить порог, как слева от меня из-за двери с полу, что-то седое, косматое и, показалось мне, страшное как вскочит да как помчится мимо меня бурею к выходу со словами: “Меня за пятак не купишь! Ты бы лучше пошел да чаем горло промочил!” То была блаженная. Я был уничтожен».

Со временем, между прочим, они помирились.

Читайте также:  Молитва чтобы выздороветь от простуды ребенку

Еще рассказывают, как к Прасковье приехал некий иеромонах. Юродивая сняла с него клобук, крест и прочие знаки отличия, заперла их в ящик и легла спать. А через десять лет иеромонах сложил с себя сан и отказался от всех обетов.

Однажды в Дивеево приехал полковник Леонид Чичагов. Блаженная посмотрела на него из-под рукава и говорит: «А рукава-то поповские!» Вскоре Чичагов и в самом деле принял сан. И Паша стала просить его, чтобы тот уговорил государя открыть мощи преподобного Серафима. Тогда Чичагов собрал необходимые материалы, составил «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря» и преподнес книгу в дар царю. Ознакомившись с этой работой, Николай II решил обязательно посетить обитель лично.

Встреча Паши Саровской с царем Николаем II

Правда, сначала в Дивеево приезжали великие князья. Они спрашивали, появится ли в царской семье наследник – к тому времени у Николая Александровича было четыре дочери. В ответ Прасковья Ивановна вынесла им куклу-мальчика.

Чуть позже, на торжественную церемонию открытия мощей Серафима Саровского, государь с государыней приехали лично. Царственная чета оставила свою свиту и пришла к Паше.

«Паша предсказала им все: войну, революцию, падение престола, династии, море крови. Императрица была близка к обмороку и не поверила. Блаженная протянула ей кусок красной материи: “Это твоему сынишке на штанишки. Когда он родится – поверишь” Затем Прасковья Ивановна открыла комод, вынула новую скатерть, расстелила на столе и стала класть на нее гостинцы: льняной холст своей работы, початую голову сахара, крашеные яйца, еще сахар кусками. Все это старица завязала очень крепко, несколькими узлами. Потом дала узел в руки Царю со словами: “Государь, неси сам. А нам дай денежку, нам надо избушку ставить. ”» («Жития дивеевских святых»).

На государя та встреча произвела неизгладимое впечатление. Он назвал Прасковью Ивановну истинной рабой Божией, ибо она единственная, принявшая его не как царя, а как простого человека. В тот же визит блаженная Параскева посоветовала императору: «Государь, сойди с престола сам. »

Сама блаженная постоянно клала поклоны перед портретом царя. И когда ее спрашивали, почему она так на государя молится, она неизменно отвечала, что он «выше всех царей будет».

Паша Саровская скончалась в возрасте 120 лет. Похоронена у алтаря Свято-Троицкого собора. Канонизирована Русской православной церковью как блаженная Параскева Дивеевская.

Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь

Блаженная Прасковья Ивановна, в миру Ирина, родилась в 1795 году в селе Никольском Спасского уезда Тамбовской губернии. Ее родители, Иван и Дарья, были крепостные. Когда девице минуло семнадцать лет, господа выдали ее замуж за крестьянина Федора. Ирина стала примерной женой и хозяйкой, и семья мужа полюбила ее за кроткий нрав, за трудолюбие, за то, что она усердно молилась дома и в храме, избегала гостей и общества и не выходила на деревенские игры. Так они прожили с мужем пятнадцать лет, но Господь не благословил их детьми. Через восемь лет муж Ирины умер. А вскоре стряслась еще одна беда − в господском доме обнаружилась пропажа двух холстов. Прислуга оклеветала Ирину, показав, что это она их украла. По приказанию станового пристава ее жестоко избили, пробили голову, порвали уши. Ирина бежала от господ в Киев на богомолье. Здесь, видимо, она и приняла постриг в схиму.

Киевские святыни, встреча со старцами совершенно изменили ее внутреннее состояние − она теперь знала, для чего и как жить. Она желала теперь, чтобы в ее сердце жил только Бог − единственный любящий всех милосердный Христос, раздаятель всяческих благ. Несправедливо наказанная, Ирина с особенной глубиной почувствовала неизреченную глубину страданий Христовых и Его милосердие.

Через полтора года полиция нашла ее в Киеве и отправила по этапу к господам. Путь был мучительным и долгим, ей пришлось испытать и голод, и холод, и жестокое обращение конвойных солдат, и грубость арестантов-мужчин.

Более года прослужила Ирина господам, но затем вновь бежала. Через год полиция опять нашла ее в Киеве и препроводила по этапу. Господа выгнали Ирину на улицу, раздетую и без куска хлеба. Пять лет она бродила по селу, как помешанная, и была посмешищем для всех. Она выработала привычку жить круглый год под открытым небом, перенося голод, холод и зной. А затем ушла в саровские леса и прожила там больше двух десятков лет в пещере, которую сама вырыла.

Прежде Паша обладала удивительно приятной наружностью. За время жизни в саровском лесу, долгого подвижничества и постничества она стала похожа на Марию Египетскую: худая, почерневшая от солнца. Видя ее подвижническую жизнь, люди стали обращаться к ней за советами, просили помолиться. Враг рода человеческого научил злых людей напасть на нее и ограбить. Ее жестоко избили, и с тех пор головная боль и опухоль под ложечкой мучили ее постоянно.

За шесть лет до смерти блаженной Пелагеи Ивановны Паша явилась в обитель с куклой, а потом и со многими куклами: нянчилась с ними, ухаживала за ними, называла их детьми. Теперь она по нескольку недель, а затем и месяцев проживала в обители. А по кончине блаженной Пелагеи Ивановны Паша совсем перебралась в монастырь.

Напившись чая после обедни, блаженная садилась за работу, вязала чулки или пряла пряжу. Это занятие сопровождалось непрестанной Иисусовой молитвой, и потому ее пряжа особенно ценилась в обители, из нее делались пояски и четки. Вязанием чулок она называла в иносказательном смысле упражнение в непрестанной Иисусовой молитве. Так, однажды приезжий подошел к ней с мыслью, не переселиться ли ему поближе к Дивееву. И она сказала в ответ на его мысли: «Ну, что же, приезжай к нам в Саров, будем вместе грузди собирать и чулки вязать», – то есть класть земные поклоны и учиться Иисусовой молитве.

Молилась она своими молитвами, но знала некоторые и наизусть. Богородицу она называла «Маменькой за стеклышком». Иногда она останавливалась, как вкопанная, перед образом и молилась или становилась на колени, где попало − в поле, в горнице, среди улицы, и усердно со слезами молилась.

В дни прославления преподобного Серафима Дивеево посетили царь Николай II и царица Александра Федоровна. Побывали они у блаженной Параскевы Ивановны, которая предсказала рождение наследника и падение самодержавия. Царь говорил, что она − великая раба Божия.

Прасковья Ивановна умерла 22 сентября 1915 года в возрасте около 120 лет. Похоронили ее у алтаря Троицкого собора. На стенках и крышках гроба Параскевы Ивановны было написано: «Духовнии мои, братия и спостницы, не забудите мене егда молитеся, но зряще мой гроб, поминайте мою любовь и молите Христа, да учинит дух мой с праведными».

Во время торжеств, посвященных 250-летию рождения преподобного Серафима Саровского, 31 июля 2004 года блаженная Параскева была причислена к лику местночтимых святых Нижегородской епархии, а 6 октября того же года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви установил ее общецерковное почитание. Святые мощи были обретены 20 сентября 2004 года и почивают ныне в Казанской церкви Серафимо-Дивеевского монастыря. В 2004 году был передан монастырю домик-келья, где она жила, ныне в нем находится музей истории Дивеевской обители с мемориальной комнатой блаженной Паши.

Ссылка на основную публикацию